Великая Принцесса

20 Глав, 170 Глав планируется
Переродившиеся старые лицемеры пытаются наладить свою жизнь. Она - принцесса, он - премьер-министр. В прошлой жизни они были мужем и женой, обманывали и ненавидели, а в конце-концов и поубивали друг-друга. Новая жизнь, другие пути и старые ехидные супруги. Они интригуют, борются за власть при императорском дворе, язвят и узнают себя с совершенно незнакомой стороны.
Итак, Ли Жун и Пэй Вэньсюань поженились в восемнадцать лет...

Похожее:

Союз

«Об этом…,- Ли Жун, улыбаясь, дразнила брата, - ты узнаешь, когда придет время».

«Ты даже мне не скажешь?»

Увидев, что Ли Чуань обиделся, Ли Жун вздохнула: «По правде говоря, я ничего от тебя не скрываю».

Отвернувшись, принцесса посмотрела в окно кареты и холодно произнесла: «Просто это то, чего я сама не знаю»

Учитывая обстоятельства, в вопросе брака решение не только за ней.

Пэй Вэньсюань ничего не сказал, она тоже не поднимала этот вопрос.

Принцесса не считала идею выйти замуж за возрожденного Пэй Вэньсюаня хорошей. Между ними было слишком много противоречий. И их союз привел бы только к новой борьбе.

У Пэй Вэньсюаня была его Цинь ЧжэньЧжэнь. Учитывая способности этого негодяя, даже если Вэньсюань не станет принцем-консортом, это вовсе не означает, что он не сможет занять другую высокопоставленную должность. В этой жизни от может избрать другой путь. Хотя эта дорога может оказаться намного труднее, все лучше, чем женитьба на ней.

А вот она…

Ли Жун закрыла глаза. Не было той тропинки, по которой она не смогла бы пройти. У принцессы были свои планы, не зависимо от того захочет Пэй Вэньсюань помогать ей или нет.

Карета покачивалась и Ли Жун незаметно заснула. Спустя некоторое время она услышала голос евнуха снаружи, который почтительно произнес: «Приветствую вас: Ваше Высочество наследный принц, Ваше Высочество принцесса».

От звука этого голоса Ли Жун проснулась. Ли Чуань приподнял занавеску, и перед ними появилось улыбающееся лицо.

Человек носил одеяние старшего дворцового евнуха. На вид мужчине было лет сорок, у него были большие красивые глаза и круглое лицо. Ли Жун узнала в нем Шан Дэ, старшего евнуха своей матери-императрицы.

Увидев Шан Дэ, Ли Чуань немного удивился: «Шан Дэ гунгун? Почему ты ждешь здесь?»

«Императрица узнала, что Наследный Принц возвращается с Принцессой, и она приказала этому старому слуге специально ждать здесь. Императрица сказала, что Наследный Принц, должно быть очень устал после долгого ночного путешествия  и, поэтому, он сперва должен отдохнуть. Этот старый слуга проводит Принцессу», - сказав это, Шан Дэ поклонился Ли Жун, затем остановился и повернулся, чтобы посмотреть в сторону экипажа, - «и молодого господина Пэй во дворец Вэй Ян, к Императрице».

«Пэй Вэньсюань?»

Ли Чуань был несколько озадачен. «Мать-императрица хочет его видеть?»

Шан Дэ улыбнулся и кивнул: «Да, Няннян[1] желает увидеть молодого господина Пэя»

Ответив, Шан Дэ отошел в сторону, позади него обнаружились два паланкина. Евнух сказал Ли Жун: «Паланкин готов. Принцесса, прошу Вас»

Услышав его слова Ли Чуань посмотрел на сестру. Ли Жун кивнула и протянула ему руку. Ли Чуань помог принцессе подняться, и с его помощью Ли Жун перебралась из кареты в паланкин.

После того, как ее усадили в паланкин, она оглянулась и увидела, что Пэй Вэньсюань находится в соседнем паланкине. Принцесса кивнула Ли Чуаню, и паланкин подняли. Сжав в руках золотой веер, Ли Жун закрыла глаза, пытаясь немного отдохнуть.

Вскоре, паланкин был доставлен к воротам дворца Вэй Ян. Шан Дэ поднял занавеску паланкина и почтительно произнес: «Принцесса, мы прибыли»

Ли Жун открыла глаза и протянула руку, чтобы ей помогли выбраться из паланкина. Подняв голову, она увидела ступени дворца Вэй Ян.

Пэй Вэньсюань шел позади нее. Они следовали за Шан Дэ вверх по ступеням, один за другим.

Ли Жун, понизив голос прошептала Пэй Вэньсюаню: «Господин Пэй, у нас возникли неотложные проблемы, ты все обдумал?»

Ресницы Пэй Вэньсюаня вздрогнули, и он ответил: «Еще нет»

Ли Жун ухмыльнулась: «Мне неудобно об этом говорить, но времени на раздумья у господина Пэя осталось не так уж много»

Едва закончив разговаривать, они подошли ко входу во дворец Вэй Ян. Шан Дэ проследовал вперед, чтобы объявить об их прибытии, в то время, как Ли Жун и Пэй Вэньсюань ожидали у дверей, стоя друг за другом. Их окружали дворцовые слуги. Принцесса тихо сказала: «На самом деле, я тоже никак не могу сделать выбор. Он, казалось бы, очевиден, учитывая выгоды и интересы, но в своем сердце я чувствую какое-то нежелание»

Если они снова поженятся, это, естественно, будет наилучшим вариантом развития событий, потому что это будет выгодно им обоим.

Однако, узнав о перерождении друг друга, их интересы, казалось, столкнулись с невидимыми преградами, которые заставили их колебаться.

Пэй Вэньсюань разделял ее сомнения, он опустил глаза и ничего не ответил.

Вскоре, Шан Дэ вернулся и почтительно произнес: «Следуйте за мной, Принцесса»

«Пойдем вместе», - сообщила Ли Жун Пэй Вэньсюаню. Он коротко согласился, и они вместе проследовали в зал. Когда они подошли к дверям, ведущим во внутренние покои, Ли Жун указала на Пэй Вэньсюаня своим золотым веером и прошептала: «Жди здесь и входи, когда тебя позовут».

Пэй Вэньсюань ответил почтительным: «Да», - и Ли Жун вошла внутрь.

Во внутренних покоях Ли Жун сразу увидела женщину, одетую в красные, расшитые фениксами, парчовые одежды с золотыми хучжи[2] на руках. Женщина возлежала на маленьком диванчике и, казалось, пребывала в полудреме.

Ли Жун подошла поближе и, преклонив колени, произнесла: «Эрчень[3] приветствует Мать-Императрицу. Долгих лет Вашему Величеству. Пусть Мать-Императрица живет десять тысяч лет»

Императрица молчала. Ли Жун продолжала тихо стоять на коленях. Наконец, Императрица медленно произнесла: «Я слышала, что ты и Пэй Вэньсюань провели ночь вместе»

«Да»

Ли Жун ответила без колебаний. Императрица открыла глаза и, внимательно посмотрев на дочь, спокойно спросила: «Что ты собираешься делать со своим браком?»

Ли Жун улыбнулась. Она подняла глаза, чтобы встретиться  взглядом с императрицей, и вежливо спросила: «Эта дочь, осмелится спросить мать-императрицу, что, по мнению Няннян, ей делать?»

«У тебя уже есть мысли на этот счет».

Императрица высказалась, но Ли Жун продолжала спрашивать: «А разве у матери-императрицы их нет?»

Императрица продолжала молчать. За время из короткой беседы она поняла, что Ли Жун изменилась, стала какой-то другой, не такой, как раньше.

Хотя принцесса и была умна в прошлом, она никогда не вела себя подобным образом. Ее слова и манеры напоминали старого придворного чиновника, который долгое время сталкивался с ветром и дождем официоза и, поднаторел в пустословии. Чем более нежелательным был вопрос, тем сильнее тема блуждала, так и не доходя до сути.

Императрица что-то пробормотала себе под нос, но не стала ходить вокруг да около с Ли Жун и прямо сказала: «Эта Императрица хочет, чтобы ты вышла замуж за Ян Цюаня».

Ли Жун ничего не ответила. Она рассматривала такую возможность; в конце концов, прошлой ночью семья Ян посетила два дворца, и это явно было неспроста. Поразмыслив немного, принцесса спросила: «Что семья Ян пообещала матери-императрице?»

Императрица не ожидала, что Ли Жун будет так спокойна. Хотя это казалось несколько непривычным, все к лучшему, так ей даже удобнее. Она невозмутимо ответила Ли Жун: «Военную силу».

«А у семьи Ян все еще есть военная сила?»

Ли Жун саркастично произнесла: «Разве мать-императрица не знает, что отец-император сделал с семьей Ян при дворе?»

«Я знаю, - спокойно ответила Императрица, - Вот почему они сейчас в таком смятении. Они сказали, что если ты выйдешь замуж за Ян Цюаня, он станет главой семьи Ян и возглавит основную ветвь этой семьи...»

«Их главная ветвь была уничтожена на поле боя, сколько же их еще осталось!»

«Мы можем ее возродить»

Императрица повысила голос, и заставив Ли Жун замолчать, продолжила: «У нас есть люди и военная мощь. Пока семья Ян главенствует на северо-западе, их положение надежно. Как только они обеспечат военное снабжение, их влияние расширится. Какие могут быть проблемы?»

«Мать-императрица», - Ли Жун, не веря своим глазам, смотрела на женщину. Предостерегающе понизив голос, принцесса сказала: «Вы толкаете Чуаня на верную смерть»

«Это твой отец-император обрекает нас на смерть!»

Императрица резко сказала: «Знаешь ли ты, почему он так жаждет уничтожить семью Ян?  Все потому, что он хочет отдать должность наместника Северо-Запада дяде принца Ли Чэна со стороны матери. Император хочет дать Ли Чэну военную власть! Мальчишке всего десять лет, а он уже присвоил ему титул циньвана, а теперь хочет дать маленькому паршивцу еще и военную силу!»

Услышав это, Ли Жун не была удивлена. Позже старший брат супруги Роу, Сяо Цзигуан, действительно занял должность генерала Северо-Западного гарнизона. Ли Мин не стал бы уничтожать семью Ян без причины.

Ли Мин уничтожил семью Ян, во-первых, потому, что их  военные заслуги были столь велики, что они стали угрожать авторитету императора, а во-вторых, потому, что  у него был человек, которого он хотел продвинуть на  пост генерала Северо-Западного региона..

Падение семьи Ян было просто вопросом времени. В прошлом семья Ян была стерта с лица земли железной рукой Ли Мина. Императрица понятия не имела, сколькими пешками он пожертвовал, чтобы уничтожить их.

Ли Жун посмотрела на мать и спокойно сказала: «Мать-императрица, пожалуйста, успокойтесь, я не знаю, что Вы слышали, но Чуань'эр все еще наследный принц. Пока мы не даем императору повод свергнуть его, брат будет в безопасности. Вы хотите, чтобы я вышла за Ян Цюаня, но Его Величество уже нацелился на семью Ян. Боюсь, он собрал уже немало доказательств, обличающих их вину. Поступив таким образом, мы добьемся только одного, все их преступления падут на голову Чуань'эра»

«И что с того? - холодно ответила императрица. - Пока у нас есть военная мощь, что с того, даже если Чуань'эра обвинят?»

Ли Жун подняла глаза и посмотрела на императрицу.

Императрица смотрела на нее. Казалось, между матерью и дочерью уже разгорелась безмолвная битва.

Ли Жун знала, что когда Ли Чэну был присвоен титул циньвана, это уже стало большим унижением для императрицы, но теперь, когда Ли Мин захотел наделить Ли Чэна военной властью, это делало его серьезной угрозой для Ли Чуаня.

На самом деле, когда Ли Чуань был на грани свержения в прошлой жизни, источником проблем послужила именно военная власть.

В прошлой жизни Ли Жун вышла замуж за Пэй Вэньсюаня, потому что императрица не имела права голоса в выборе этого брака. Когда Ее Величество узнала об этом, указ о браке уже был издан. В прошлой жизни семья Ян не знала о перспективе женитьбы на принцессе, и они не оказались загнаны в угол до такой степени, что готовы были передать свою военную мощь в руки императрицы. Следовательно, в прошлом у императрицы не было такого большого соблазна, поэтому она просто попросила дочь потерпеть и выйти замуж за Пэй Вэньсюаня.

Когда императрица посоветовала Ли Жун выбрать Пэй Вэньсюань, то сказала ей, что женщины должна обладать силой. Поэтому в то время принцесса думала, что дело заключается не в том, что мать не хотела спасти ее, а в том, что она была бессильна что-либо изменить.

Однако в этой жизни ее замужество оказалось связано с военной силой семьи Ян. У императрицы появилась возможность принять участие в решении этого вопроса. И она намеревалась выдать дочь за Ян Цюаня.

Ли Жун спокойно смотрела на императрицу, и, сама не понимая зачем, вдруг спросила: «Мать - императрица когда-нибудь думала обо мне?»

Эти слова заставили императрицу замереть.

Ли Жун ни капли не жалела, что задала такой каверзный вопрос. Она продолжала стоять на коленях, но выпрямилась и посмотрела прямо на женщину в великолепном одеянии с золотыми украшениями в волосах, что сидела, возвышаясь над ней. Принцесса невозмутимо продолжила: «Мать-императрица рассуждает о военной мощи семьи Ян и о положении наследного принца. Осмелюсь спросить Ее Величество, принимая решение о браке, мать- императрица хоть на секунду задумалась об этой дочери?»

Услышав вопросы Ли Жун, императрица постепенно пришла в себя. Ее губы дрожали, женщина несколько раз пыталась собраться с силами и, наконец, произнесла: «У нас нет выбора».

«Разве мы не делаем его прямо сейчас?»

Ли Жун мрачно продолжила: «Я провела ночь с Пэй Вэньсюанем. Мать-императрица знает, что выбор дался мне нелегко»

«Значит, ты хочешь выбрать бесполезного смазливого мальчишку, который ничего не сможет тебе дать?!» - взъярилась императрица.

«Дело ведь не в том, что он ничего не может МНЕ дать, - цинично пояснила Ли Жун, - «Брак с ним спасет меня от отцовских подозрений. Суть в том, что Пэй Вэньсюань не можем предоставить НянНян военную мощь, как семья Ян».

Ли Жун больше не называла женщину матерью-императрицей, а сменила обращение на «НянНян»[4]. Императрица, сжав кулаки, продолжала слушать рассуждения Ли Жун: «В сердце НянНян мой брак – лишь разменная монета, а я сама – просто пешка в игре. Нет нужды беспокоиться о радостях и печалях пешки, учитывать ее симпатии, переживать о том, хорошо ли ей живется. «Если Ее Высочество думает так, - принцесса посмотрела на императрицу, не сумев сдержать ухмылку, - то почему не сказали мне об этом раньше. Что я Вам не дочь, а лишь острый меч в руках Императрицы»

Не успев закончить свою тираду, Ли Жун получила звонкую пощечину.

Звук удара был таким громким, что у Пэй Вэньсюаня сжалось сердце.

Пэй Вэньсюань стоял за дверью. Женщины во внутренних покоях, казалось, совершенно забыли о его присутствии, но он отчетливо слышал каждое слово. Такую Ли Жун он никогда не видел.

Ли Жун из его воспоминаний всегда парила в небе, высокомерная и далекая, как луна, которой преклоняются звезды. Никто в этом мире не мог ее ранить или причинить боль. Гордая и бессердечная принцесса смотрела на мир свысока.

Пэй Вэньсюаню не нравилось ее высокомерие, он ненавидел ее острый язык, но прямо сейчас, услышав резкий звук пощечины, мужчине показалось, что его сердце пронзили ножом.

Спрятав ладони в рукава, он прислушался к голосу императрицы, доносившемуся изнутри. Голос дрожал от подступающих слез: «Как смеешь ты так говорить? Вспомни, как я всегда к тебе относилась? Неужели ты так бессердечна? Только потому, что я один единственный раз молю о помощи, ты смеешь так обо мне говорить?»

Нет, далеко не один раз.

Пэй Вэньсюань закрыл глаза. Он слишком хорошо знал, что сейчас чувствует Ли Жун.

С точки зрения Ли Жун, отношения должны быть понятными и четко определенными, чтобы она ясно могла понять, какие отношения связывают ее с данным человеком.

Не то, что принцесса не смогла бы пережить двусмысленности, но она не выносила, когда ее пытаются использовать, манипулируя эмоциями. Не выносила грязных, запятнанных чувств.

Точно так же, как и в тот день, когда Ли Жун спросила его: «Почему ты не сказал об этом раньше?» Не то, чтобы она не могла смириться с существованием Цинь ЧжэньЧжэнь, принцесса не могла принять тот факт, что человек, которого она считала своим мужем, связался с Цинь ЧжэньЧжэнь за ее спиной.

Пэй Вэньсюань почувствовал тяжесть в груди, а затем услышал, как Ли Жун бесстрастно ответила: «Государыня, тогда на этот раз я тоже буду умолять Вас»

Ли Жун встала, проговорив: «Пожалуйста, скажите мне, если у Вас возникнут какие-либо проблемы. Я обязательно помогу их решить. Но именно в этот раз Вам придется побыть моей матерью, а не императрицей»

Императрица в замешательстве смотрела на дочь. Поднявшись, Ли Жун оказалась почти одного с ней роста. Ли Жун спокойно посмотрела на императрицу, прежде чем сказать: «Сейчас Ваше Высочество ослеплены ненавистью, но придет день, когда Вы поймете, почему мы не можем быть связаны с семьей Ян. Чуань'эру нужна военная власть, но она не должна исходить от семьи Ян. Я позабочусь об этом в дальнейшем, и, хотя мой брак можно использовать в качестве разменной монеты, его следует обменять на нечто более ценное»

«Вам не нужно ничего делать, мать-императрица. Вы не годитесь для ведения политических дел, оставь это нам с Чуань'эром. От Вашего Величества требуется только одно»

Выражение лица Ли Жун слегка изменилось, когда она посмотрела на императрицу. Та продолжала непонимающе смотреть на принцессу. Ли Жун оглядела заметно постаревшую императрицу и продолжила: «Быть хорошей матерью»

Сказав это, она развернулась и направилась к выходу из дворца.

Императрица смотрела вслед Ли Жун пустым взглядом. Увидев, что принцесса подошла к дверям, она внезапно рассмеялась: «Разве я не хорошая мать? Я лично учила вас, сопровождала вас, дарила вам с Чуань'эром свою любовь. Я любила своих детей гораздо больше, чем любая другая императорская супруга во внутреннем дворце. А теперь я надеюсь лишь на то, что мы с Чуань'эром сможем выжить!»

Продолжая стоять к императрице спиной, Ли Жун холодно спросила: «Чем семья Ян угрожала Вашему Величеству?»

«Они замыслили измену… - императрица болезненно прикрыла глаза, - как только они восстанут, сразу объявят Чуань'эра лидером мятежа»

«Твой отец-император давно пытается найти изъяны в Чуань'эре. Если семья Ян выставит Чуань'эра главой восстания, Его Величество ни за что не упустит такую возможность»

Ли Жун молчала. Она на мгновение остановилась, промолвив: «Не переживайте, я об этом позабочусь. Если хотите вызвать Пэй Вэньсюаня, просто сделайте это. А сейчас я должна найти Чуань'эра»

Сказав это, Ли Жун ушла. Выйдя из внутренних покоев, она увидела, что Пэй Вэньсюань уже довольно долго стоит у дверей. Его руки были запрятаны в рукава и сцеплены за спиной, он смотрел на принцессу своими красивыми глазами, не в силах выразит накопившиеся эмоции.

Глядя на Ли Жун, стоящую прямо перед ним, и чувствовал, что с одной стороны она казалась ему давней знакомой, а с другой – совершенно неизвестным человеком.

Женщина рядом с ним все еще была гордым фениксом из прошлой жизни. Оны была спокойной, собранной, всегда невозмутимой, даже если бы гора Тай[5] рухнула у нее на глазах, выражение лица принцессы осталось неизменным.

Но Пэй Вэньсюань чувствовал, что в Ли Жун что-то изменилось. Он смутно понимал, что в глубине души она была ранимой и чувствительной. И та невинность, что была в принцессе, никуда не делась, даже спустя пятьдесят лет обид и невзгод.

Сейчас она казалась бабочкой, попавшей в паучью сеть, которая в момент отчаянной борьбы являла миру удивительную красоту своих крыльев.

Они были подобны одиноким журавлям, загнанным в тупик. Несмотря на то, что их ноги увязли в грязи, они все еще отчаянно пытаются вытянуть шеи, чтобы взглянуть на голубое небо над головой.

Они тихо смотрели друг на друга. На мгновение показалось, что у них на глазах прошло пятьдесят лет. Пэй Вэньсюань тихо рассмеялся.

«Ваше Высочество, как Вы считаете, нам следует снова вступить в этот брак?»

Услышав вопрос Пэй Вэньсюаня, Ли Жун поняла, что тот, наконец, все тщательно обдумал.  Принцесса не смогла сдержать улыбку: «Неужели молодой господин Пэй пожалел меня?»

«У Вашего Высочества, несомненно, есть свой способ выйти из этого затруднительного положения, так что, у этого недостойного нет причин для жалости, - Пэй Вэньсюань казался спокойным, - Просто я внезапно осознал, что Ваше Высочество и человек, которого этот недостойный когда-то знал, сильно отличаются. Начать все сначала, отнесясь к этому как к новому знакомству, может быть, и неплохо»

«Молодой господин Пэй прав», - Ли Жун посмотрела в его ясные, невозмутимые глаза. Искренность и спокойствие в них понемногу успокоили встревоженное сердце принцессы. Она кивнула: «Тогда, пусть будет так»

«В таком случае, этот недостойный не сможет вытерпеть «официального гостя» Вашего Высочества», - улыбнулся Пэй Вэньсюань. Он, казалось, шутил. Ли Жун задумчиво приподняла бровь: «Вы думаете, что я смогу принять возлюбленную молодого господина Пэя?»

Они некоторое время буравили друг-друга взглядом, а затем расхохотались.

Пэй Вэньсюань грациозно поправил рукава и сказал: «Кажется, мы с Вашим Высочеством пришли к соглашению. Давайте вступим в этот брак и потерпим друг-друга какое-то время. Спустя два года, заполучив власть при дворе в свои руки, мы просто разведемся. С этих пор, если есть непонимание – мы проясним это, если есть обиды – мы их разрешим. Что думает Принцесса?»

«Хорошо» - Ли Жун подняла руку, чтобы заправить за ухо выбившуюся прядь волос и вздохнула. «Давай просто сделаем это. Но в этот раз, чтобы жениться на мне…, - Ли Жун оглянулась в сторону императрицы, по прежнему сидевшей во внутренних покоях в состоянии крайнего замешательства, и с легкой улыбкой добавила, - Все будет зависеть от способностей молодого господина Пэя. Если таковых способностей у Вас нет, эта Принцесса не сможет вступить с Вами в брак»

Пэй Вэньсюань спокойно улыбнулся. Он сложил руки перед собой и поклонился Ли Жун: «Принцесса, будьте уверены, этот недостойный принесет голову Ян Цюаня в качестве подарка на помолвку» Затем поднял голову и серьезно добавил: «И встречу свадебный паланкин Принцессы»

Автору есть, что сказать.

Мини-театр. Сцена 1.

Ян Цюань: Мужчину можно убить, но не унизить. Пэй Вэньсюань, собачий сын, ты не можешь использовать меня, чтобы подлизаться к своей жене!

Пэй Вэньсюань: На мой взгляд, ты ничем не отличаешься от дикого гуся[6]

Сцена 2.

Зритель: Пэй Вэньсюань бедный, слабый и не владеет боевыми искусствами. Я хочу посмотреть, как такой мелкий чиновник восьмого ранга, как он, убьет Ян Цюаня!

Пэй Вэньсюань: Пришло время продемонстрировать настоящие навыки.

Сцена 3.

Ли Жун: Раньше я не замечала, что ты такой красивый. Откуда такие перемены?

Пэй Вэньсюань: Это моя заслуга.

Ли Жун: Какая заслуга?

Пэй Вэньсюань: Я не обращаю внимания ни на кого, кроме своей жены.

Ли Жун: Итак...

Пэй Вэньсюань: Скоро ты станешь госпожой Пэй. Пожалуйста, иди домой и приготовься. Я сейчас же принесу сюда этого дикого гуся, ах нет, принесу голову Ян Цюаня.

 

[1] Няннян- китайское простонародное матушка-государыня.

[2] Хучжи- полые футляры, похожие на когти, которые носили на мизинцах и безымянных пальцах знатные женщины, отращивающие ногти, что являлосья символом власти и статуса.

[3] Эрчень - ребенок

[4] Т.е. Ли Жун перестала называть ее матерью, а стала называть императрицей.

[5] Гора Тай - одна из пяти священных гор даосизма, имеющая историческое, религиозное и культурное значение.

[6] Дикий гусь - в китайской поэзии имеет значение "несущий любовное письмо издалека". Посланник любви между людьми, которые разделены большими расстояниями, обычно на север и юг, поскольку именно так мигрируют дикие гуси.  Ян Цюань здесь используется в качестве поэтической и романтической метафоры... Только в очень кровавой и политической манере.

Комментарии к главе

Коментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

(Нет комментариев)

Оглавление

Союз

Настройки


Сообщение